Калі юрысту самому патрэбна дапамога суда. Юрыдычныя паслугі ў міжнародным гандлёвым абароце

№ 4, 2023
аўтары:

Пасада: начальнік інфармацыйна-кансультацыйнага цэнтра МАС пры БелГПП, кандыдат юрыдычных навук

Международный торговый оборот – это не только покупка и продажа товаров. Предприятия и организации различных стран зачастую заключают международные договоры, связанные с различными видами подряда, а также отношениями по возмездному оказанию услуг.

В числе возмездных услуг – юридические услуги. Они в современном мире несомненно важны, так как надлежащее функционирование в рамках международного торгового оборота без знания соответствующих норм и правил, а значит, и без надлежащего юридического сопровождения, практически невозможно.

При этом юристы очень неохотно судятся по поводу невыплаты им вознаграждения за оказанные услуги, так как составляющая часть юридической профессии – это формирование методов и средств защиты интересов клиента в имущественном обороте, частью которых является получение встречного предоставленному удовлетворения по договору без обращения в суд (арбитраж).

Тем не менее в настоящее время все-таки не созданы «абсолютно совершенные» методы и способы защиты интересов стороны по договору, так как представить себе практически одновременное исполнение обеими сторонами взятых на себя обязательств зачастую не представляется возможным. Иными словами – как правило, одна сторона договора исполняет взятые на себя обязательства до момента исполнения обязательств другой стороной договора.

А раз так, безусловно, присутствуют фактические основания для неисполнения или ненадлежащего исполнения одной из сторон договора своих обязательств (например, предварительная оплата одной стороны и возможность неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств второй стороной; или оказание услуг одной стороной и возможность неоплаты или ненадлежащей оплаты второй стороной и так далее).

Исходя из этого, и юридические ­услуги, как и любые иные услуги, если они оказаны прежде, чем поступила оплата за их надлежащее исполнение, могут быть не оплачены или оплачены не в полном объеме. Кроме того, между сторонами договора возмездного оказания юридических услуг могут возникать споры относительно качества исполнения.

Таким образом, основания для споров по договорам оказания юридических услуг также присутствуют.

В то же время юристы в таких ситуациях предпочитают не доводить дело по суда, поскольку это может повлиять на «имя», которое зачастую и есть их деньги: чем более авторитетно «имя» юриста, тем более высокий гонорар он может запросить за свои услуги.

Вместе с тем указанная категория споров все-таки встречается в судебной и арбитражной практике.

Так, в частности, Международный арбитражный суд при БелТПП разрешил некоторое количество споров, в рамках которых белорусские юристы заявляли требования об оплате оказанных ими услуг.

Применительно к таким спорам следует отметить важность представления истцом надлежащей системы доказательств фактов оказания услуг.

Иными словами, если юрист действительно не может «застраховаться» от неоплаты или ненадлежащей оплаты услуг, так как во всех случаях сделать это невозможно, то он должен таким образом выстраивать систему взаимоотношений с контрагентом по договору, чтобы можно было объективировать хотя бы сам факт оказания юридической услуги, учитывая, что услуга, в том числе и юридическая, – это «процесс», то есть при исполнении договора возмездного оказания услуг должны совершаться именно определенные действия или определенная деятельность, которые, в отличие от ситуации договора подряда, могут и не дать ожидаемый результат.

В качестве примера приведем разрешенный МАС при БелТПП спор, возникший между Консультантом – обществом с ограниченной ответственностью А (Республика Беларусь), который выступил истцом, и Клиентом – обществом с ограниченной ответственностью В (Федеративная Республика Германия) – ответчиком по делу, из заключенного сторонами 17 февраля 2020 г. договора об оказании юридических услуг (далее – Договор).

Предмет Договора был сформулирован в следующей редакции:

«Консультант оказывает Клиенту в соответствии с запросом Клиента юридические услуги. Запросы могут поступать от любого сотрудника Клиента в устном или письменном виде, за исключением тех случаев, когда Клиент предварительно в письменной форме сообщил Консультанту о том, что поручения могут исходить только от определенных сотрудников. Консультант вправе требовать у Клиента письменного подтверждения устных запросов и до получения такого подтверждения приостановить исполнение запроса и оказание юридических услуг.

В частности, юридические услуги могут включать в себя в зависимости от содержания отдельного поручения следующее:

  • устное и письменное консультирование по всем вопросам применения белорусского и иностранного права;
  • правовое сопровождение коммерческих проектов, сделок и иных видов хозяйственной деятельности;
  • выполнение юридически значимых действий от имени и по поручению Клиента, в частности обращение с заявлениями в органы государственной власти;
  • представление интересов Клиента в отношениях с государственными органами и органами власти, судебными органами, а также в отношениях Клиента с коммерческими и некоммерческими юридическими лицами, физическими лицами на территории Республики Беларусь и за ее пределами;
  • иные юридические услуги в соответствии с запросом Клиента».

Согласно условиям Договора, вознаграждение Консультанта (истца) определялось на основе почасовой оплаты с интервалом 0,1 часа в соответствии с затратами рабочего времени и установленными этим же подпунктом почасовыми ставками оплаты услуг.

Договор также предусматривал, что истец выставляет акты приема-передачи оказанных услуг по мере их оказания, как правило по окончании соответствующего месяца. К акту выполненных работ может прилагаться таблица с описанием работ («таймшит»). Акт оформляется в двух экземплярах – по одному для каждой из сторон – и направляется ответчику по электронной почте/факсу, а также в оригинале обычной или курьерской почтой.

Оригинал акта, подписанный и скрепленный печатью, возвращается истцу по почте или курьером в течение десяти календарных дней с момента его получения, а также по электронной почте или факсу.

Вся корреспонденция считается поступившей ответчику, если она поступила по вышеприведенным средствам связи по указанным контактным данным.

Любые претензии истца и корреспонденция в отношении актов, а также подписанные ответчиком акты направляются в электронном виде, прежде всего по электронному адресу, и по почтовому адресу истца.

Истец и ответчик договорились о том, что прилагаемая к акту таблица с описанием услуг («таймшит») должна по возможности кратко отображать ключевую информацию. Договором уточнялось, что детализированное и подробное описание работ и услуг необязательно, однако предоставляемая информация должна давать ответчику четкое представление об объеме оказанных услуг.

Относительно условий оплаты Договором закреплялось, что счет истца подлежит оплате в течение 15 (пятнадцати) календарных дней с момента его получения ответчиком. Отсчет срока оплаты счета начинается в момент его передачи ответчику, причем достаточной является передача по факсу или электронной почте (истец и ответчик договорились считать, что доказательством надлежащего получения служит соответствующий протокол о произведенной доставке сообщения).

Валютой платежей стороны выбрали евро.

В рамках оказания услуг по Договору истец направил на адрес электронной почты ответчика десять актов сдачи-приема:

  • акт сдачи-приема от 31 марта 2020 г. на сумму 275,20 евро (был подписан ответчиком и им оплачен);
  • акт сдачи-приема от 30 апреля 2020 г. на сумму 2290,15 евро (направлен 7 мая 2020 г., был ответчиком подписан, но оплачен не был);
  • акт сдачи-приема от 31 мая 2020 г. на сумму 6969,97 евро (направлен 8 июня 2020 г., но не был ни подписан, ни оплачен);
  • акт сдачи-приема от 30 июня 2020 г. на сумму 964,25 евро (направлен 8 июля 2020 г., был ответчиком подписан, но не оплачен);
  • акт сдачи-приема от 31 июля 2020 г. на сумму 112,6 евро (направлен 10 августа 2020 г., подписан, но не оплачен);
  • акт сдачи-приема от 31 августа 2020 г. на сумму 899,32 евро (направлен 9 сентября 2020 г., подписан, но не оплачен);
  • акт сдачи-приема от 30 сентября 2020 г. на сумму 1794,24 евро (направлен 20 октября 2020 г., не был ни подписан,
  • ни оплачен);
  • акт сдачи-приема от 31 октября 2020 г. на сумму 1236,8 евро (направлен 9 ноября 2020 г., не был ни подписан, ни оплачен);
  • акт сдачи-приема от 30 ноября 2020 г. на сумму 2451,33 евро (направлен 9 декабря 2020 г., не подписан и не оплачен);
  • акт сдачи-приема от 31 декабря 2020 г. на сумму 2837,73 евро (направлен 12 января 2021 г., не подписан и не оплачен).

В материалах дела, представленных на рассмотрение суда, были копии подписанных обеими сторонами пяти актов: от 31 марта 2020 г., от 30 апреля 2020 г., от 30 июня 2020 г., от 31 июля 2020 г. и от 31 августа 2020 г.

В отношении остальных актов, не подписанных ответчиком, – от 31 мая 2020 г., от 30 сентября 2020 г., от 31 октября 2020 г., от 30 ноября 2020 г. и от 31 декабря 2020 г. – состав суда констатировал следующее.

Договором предусмотрено, что, если ответчик в течение семи рабочих дней с момента получениям им акта (по факсу или по электронной почте) не предъявит возражений, услуги, вытекающие из акта, считаются оказанными должным образом и в полном объеме, а сам акт – принятым.

По мнению состава суда, поскольку ответчик, получив вышеназванные акты, не представил каких-либо возражений, то услуги, оказанные истцом, считаются оказанными должным образом и в полном объеме, а акты ответчик принимает.

Соответственно, общая стоимость оказанных истцом ответчику по Договору юридических услуг равна 19 831,59 (275,20 + 2290,15 + 6969,97 + 964,25 + 112,6 + 899,32 + 1794,24 + 1236,8 + 2451,33 + 2837,73) евро.

Из материалов дела следует, что ответчик оплатил услуги, оказанные ему истцом по Договору согласно акту от 31 марта 2020 г., перечислив на расчетный счет истца денежные средства в сумме 275,20 евро по счету от 31 марта 2020 г., что подтверждается банковской справкой от 27 февраля 2023 г. и приложенной к нему выпиской SWIFT.

Следовательно, сумма основного долга ответчика по Договору составила 19 556,39 (19 831,59 – 275,00) евро.

Поскольку в Договоре стороны согласились об избрании права Республики Беларусь в качестве применимого, при разрешении возникшего между сторонами спора состав суда руководствовался положениями Гражданского кодекса нашей страны.

В соответствии с пунктом 1 статьи 733 Гражданского кодекса Республики Беларусь по договору возмездного оказания услуг одна сторона (исполнитель) обязуется по заданию другой стороны (заказчика) оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Пунктом 1 статьи 735 Гражданского кодекса Республики Беларусь установлено обязательство заказчика по договору возмездного оказания ­услуг оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, указанные в законодательстве или договоре возмездного оказания услуг.

На основании вышеизложенного состав суда пришел к выводу о том, что требование истца о взыскании с ответчика основного долга по Договору в сумме 19 556,39 евро является обоснованным и подлежит удовлетворению.

Разрешая заявленные истцом требования о взыскании с ответчика пени в сумме 29 213,29 евро, состав суда руководствовался статьями 311 и 312 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Статья 311 определяет неустойку (штраф, пеню) как определенную законодательством или договором денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

В силу статьи 312 Гражданского кодекса Республики Беларусь соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке.

Договор содержал положение о том, что в случае просрочки оплаты услуг истец имеет право дополнительно к вознаграждению взыскать с ответчика неустойку в размере 0,2 процента от суммы неоплаченных услуг за каждый день просрочки.

Как отмечалось выше, счета истца подлежали оплате в течение пятнадцати календарных дней с момента получения ответчиком.

Итак, поскольку акт сдачи-приема от 30 апреля 2020 г. и счет на сумму 2290,15 евро были получены ответчиком 7 мая 2020 г., срок оплаты должен был быть не позднее 22 мая 2020 г.

Соответственно, сумма пени за просрочку в оплате оказанных истцом услуг стоимостью 2290,15 евро за период с 23 мая 2020 г. по 27 сентября 2022 г. в количестве 858 дней составила 3 929,90 евро.

Акт сдачи-приема от 31 мая 2020 г. и счет на сумму 6969,97 евро были получены ответчиком 8 июня 2020 г., значит, срок оплаты – не позднее 23 июня 2020 г.

Соответственно, сумма пени за просрочку за период с 24 июня 2020 г. по 27 сентября 2022 г. в количестве 826 дней составила 11 514,39 евро.

Акт от 30 июня 2020 г. и счет на сумму 964,25 евро были получены ответчиком 8 июля 2020 г. и подлежали оплате не позднее 23 июля 2020 г. Сумма пени за просрочку на 796 дней составила 1535,09 евро.

Счет на сумму 112,6 евро по акту от 31 июля 2020 г. ответчик получил 10 августа 2020 г. Соответственно, просрочка в оплате с 26 августа 2020 г. составила 763 дня, а сумма пени – 171,83 евро.

Счет на сумму 899,32 евро (акт от 31 августа 2020 г.) был получен 9 сентября 2020 г. Не полученная до 24 сентября 2020 г. оплата влечет за собой пеню в сумме 1318,40 евро (733 дня отсрочки).

Пеня по счету на сумму 1794,24 евро к акту сдачи-приема от 30 сентября 2020 г., полученному ответчиком 20 октября 2020 г. и не оплаченному до 4 ноября 2020 г., за 692 дня составила 2483,23 евро.

Счет на сумму 1236,8 евро по акту об оказанных услугах от 31 октября 2020 г. получен 9 ноября 2020 г. Сумма пени за просрочку платежа на 672 дня – 1662,26 евро.

Полученный 9 декабря 2020 г. счет на сумму 2451,33 евро (акт от 30 ноября 2020 г.) подлежал оплате не позднее 24 декабря 2020 г. Пеня – 3147,51 евро.

И, наконец, оплата по счету на сумму 2837,73 евро по акту сдачи-приема оказанных услуг от 31 декабря 2020 г., полученному 12 января 2021 г., была просрочена на 608 дней, а пеня составила 3450,68 евро.

Таким образом, общая сумма пени – 29 213,29 (3929,90 + 11 514,39 + 1535,09 + 171,83 + 1318,40 + 2483,23 + 1662,26 + 3147,51 + 3450,68) евро.

Проанализировав существо отношений сторон по Договору, состав суда пришел к выводу об обоснованности применения к ним положений статьи 314 Гражданского кодекса Республики Беларусь, частью первой которой предусмотрено, что, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе ее уменьшить.

Поскольку в случае сторон несоразмерность пени не вызывала сомнений, суд принял решение о ее уменьшении до 12 000 евро.

На основании вышеизложенного состав суда счел обоснованным и подлежащим удовлетворению требование истца о взыскании с ответчика неустойки в вышеназванной сумме и отказал в удовлетворении требования о взыскании неустойки в остальной сумме (17 213,19 евро).